На главную

Трудное наслаждение образованностью

Наш собеседник — ДМИТРИЙ БОРИСОВИЧ ЗИМИН, доктор технических наук, профессор Высшей школы экономики, член-корреспондент Российской академии инженерных наук, создатель и многолетний генеральный директор компании сотовой связи «Вымпелком» (торговая марка «Би-Лайн»), ныне ее почетный президент, лауреат Государственной премии России, национальной премии «Бизнес-Олимп» в номинации «Бизнес-репутация».

В возрасте 68 лет, прекратив заниматься бизнесом и уйдя в отставку с поста генерального директора компании «Вымпелком», Зимин основал первый в новой России семейный благотворительный Фонд «Династия», обозначив его задачей поддержку науки, в основном — фундаментальной, и ее популяризацию в обществе, прежде всего среди школьников.

— Дмитрий Борисович, ваше детство и юность прошли в 40-х годах, вы воспитывались на научно-популярных книгах, в школе увлекались радиолюбительством, даже книгу о том написали, могли не только починить, но и собрать самодельный телевизор. Но с тех пор жизнь изменилась до неузнаваемости: в больших городах никто не возит на санках дрова для «голландского отопления», почти нет многодетных семей, они не собираются все вместе играть в лото, музицировать, ставить домашние спектакли — вместо всего этого чаще всего телевизионные развлечения. А теперь вопрос: можно ли дважды войти в одну и ту же воду?

— Нет, конечно. В годы моей юности радиоприемники были редкостью, уровень техники позволял радиолюбителю с паяльником конкурировать с промышленностью, и это было так увлекательно. А ныне это никому не нужно и технически невозможно. Приемник, телевизор, да и не один, теперь в каждом доме, причем созданы они на базе какой-нибудь микросхемы. Какое уж тут радиолюбительство... Правда, есть другие области индивидуального технического творчества, связанные, например, с Интернетом и программированием; тем не менее, я с горечью признаю, что нынешнее общество потребления, а также семейный уклад сильнее подталкивает детей к потреблению готовых развлечений и слабее к техническому, а, может, к любому творчеству, чем во времена моей юности. Вместе с тем благодаря Интернету невероятно облегчен доступ к любым

видам знаний, к последним достижениям науки, многие разделы которой (генетика, астрофизика и физика микромира и другие) стоят, похоже, на пороге волнующих фундаментальных открытий.

Одна из наших задач — помочь молодежи увлечься этими невероятно интересными вещами.

Если падает интерес к знаниям, к науке, то увеличиваются признаки одичания общества, проявляемое, в частности, в ксенофобии, во враждебном отношении к другим, не самым отсталым странам и народам. К признакам одичания отношу и поклонение какой-то дурацкой пластмассовой пирамиде под Москвой, публикации астрологических прогнозов в газетах, в том числе в одной центральной, ранее уважаемой и солидной.

— Но разве астрология не невинное развлечение?

— Ни в коей мере, это — одно из проявлений регресса мировоззрения, одно из свидетельств нарастающего разрыва между вершинами научной мысли и расхожими представлениями людей о том, как устроен мир. Поэтому каждый, кого заботит будущее, обязан бороться с подобным бурьяном, как с любым иным проявлением дикости и мракобесия. А прогрессивное мировоззрение строится на фундаментальных знаниях, добываемых подлинной наукой и просвещением.

— Но ведь культура и наука не ограничиваются математикой и теоретической физикой. Громадное влияние на развитие культуры оказывают литература, искусство, философия. Почему же ваш фонд уделяет основное внимание только фундаментальным естественным наукам?

Ну, во-первых, не только. Мы уделяем определенное внимание поддержке научной и просветительской деятельности в экономики, в истории — в той ее части, которая могла бы помочь извлечь нам полезные уроки. Ведь пока из нашей истории извлекают полезные уроки многие другие, но не мы.

Но в целом вы правы: основное внимание фонд уделяет фундаментальным естественным наукам. Почему? Это невозможно объяснить рациональными причинами. В свое оправдание могу лишь сказать, что бюджет фонда не позволяет разбрасываться по многим направлениям, а достижения в фундаментальных науках меня всегда интересовали и волновали больше, чем, скажем, в области изящных искусств, спорте или балете.

Кроме того, когда мы начинали свою деятельность, уже существовали фонды, которые поддерживали спорт, литературу (к которой у меня отношение более чем уважительное), многие виды искусств. Фундаментальная наука тогда, а может и сейчас, оказалась сиротой.

Могу привести еще несколько соображений, поясняющие наши предпочтения.

Фундаментальная наука — интернациональный вид деятельности, ее язык и достижения всечеловечны и не признают национальных границ.

Нет национальной математики или физики, а то, что тщится быть национальной наукой, — не наука. И научная деятельность — это деятельность планетарного масштаба. Достижения ученого, в какой бы стране он ни жил, — это достижения всего человечества, почти всегда позитивные—в отличие, скажем, от литературы и искусства, которое может служить и низменным целям.

Уровень науки в стране являются одним из показателей состояния культуры и нравственного здоровья нации.

В последнее время стало модным говорить, что за нравственное здоровье отвечает религия. Есть, однако, исследования, которые не обнаруживают зависимости между нравственностью и религиозностью. Так, например, в ЕС, в отличие от США, за последние годы количество верующих непрерывно уменьшалось, и сейчас оно (в процентах от общего числа жителей) в разы меньше, чем в США. При этом количество преступлений и полицейских (в процентах от общего числа жителей) так же в разы меньше, чем в США. Между прочим, по оценкам Владислава Леонидовича Иноземцева, в наших правоохранительных органах работают как минимум вдвое больше сотрудников в расчете на одного гражданина, чем в США.

А вот утверждение о том, что в научной среде уровень морали и нравственности выше, чем в большинстве других слоев общества, имеет под собой, кажется, некоторые основания. (Одна из многочисленных дискуссий на эту тему есть в № 5 журнала «Знание — сила» за прошлый год.)

В книгах самих ученых и книгах, рассказывающих об ученых, можно найти немало соответствующих свидетельств. Вот, скажем, высказывание выдающегося физика Вернера Гейзенберга (я воспроизвожу его по памяти): доброжелательное, человеческое поведение по отношению к другим людям важнее выполнения любых профессиональных, национальных или политических обязательств! Это высказывание я вычитал в книге физика Евгения Львовича Фейнберга «Эпоха и личность», которую горячо рекомендую прочесть. А как тут не вспомнить жизнь и деятельность нашего великого соотечественника Андрея Дмитриевича Сахарова, очерк о котором есть и в этой книге...

Раз я уж стал приводить высказывания ученых, позвольте процитировать некоторые мысли еще одного нашего великого физика — академика Аркадия Мигдала, имеющие прямое отношение и к теме нашей беседы, и к деятельности нашего фонда, да и вообще к жизни. Полностью эти высказывания приведены в книге Бориса Горобца «Круг Ландау и Лифшица», которую я недавно купил и поэтому она у меня под рукой.

  • Заниматься фундаментальной наукой так же выгодно, как делать добро.
  • Человек, не знающий и не желающий знать основных законов науки, потенциально опасен в наше время.
  • Главное, не сколько человек зарабатывает, а сколько он тратит.
  • Копи в жизни ощущения, а не вещи.
  • Общество, которое неспособно ценить тренированный интеллект, обречено.
  • Смысл жизни не в том, чтобы прийти к цели кратчайшим путем, а в том, чтобы как можно больше почувствовать и увидеть по пути.

Какова философия физиков, а!?

Кстати, о философии, о которой Вы упоминали в своем вопросе.

Порой трудно провести границу, где кончается фундаментальная физика и начинается философия. Вспомните хотя бы принцип дополнительности Нильса Бора и его высказывание о том, что настоящие глубокие истины отличаются от банальностей тем, что противоположные им суждения тоже верны! Это же глубочайшее философское высказывание! Так, например, не только знание—сила, как сказал еще Фрэнсис Бэкон, но и незнание тоже страшная сила. С ней надо непрерывно бороться. Ваш журнал, видимо, и помогает объединить усилия семьи и школы в этой вечной борьбе. Наш фонд тоже в меру сил пытается бороться с невежеством. «Темнота и невежество отличаются двумя свойствами: отсутствием способности сомневаться и вследствие этого самонадеянностью». Эту фразу произнес знаменитый юрист А. Ф. Кони, помогая вдове генерала и мецената Альфонса Леоновича Шанявского преодолеть сопротивление чиновников и черносотенцев и выполнить последнюю волю мецената: учредить (за его деньги, между прочим) в Москве вольный народный университет, в котором могли бы учиться все желающие, независимо от пола, вероисповедания и политической благонадежности. Тогда сопротивление мракобесов («Этот университет—польско-еврейская акция, направленная на подрыв православия») удалось преодолеть, университет был открыт и сыграл выдающуюся роль в истории отечественной науки и культуры. А закрыла его советская власть. В здании Университета Шанявского на Миусской площади размещалась потом партийная школа и, кажется, райком.

— Давайте теперь вернемся к современной школе и современной молодежи. Могут ли у вас быть какие либо пожелания к нашему журналу (или шире — к семейному и школьному воспитанию и обучению), кроме возбуждения любви к фундаментальным наукам? Ведь времена, когда на физфак МГУ был конкурс в десятки человек на место, прошли, похоже, безвозвратно.

— Возьму на себя смелость высказать мысль о самой важной задаче любого обучения — это выработать у человека на всю жизнь любовь к обучению, постоянный голод на знания, на новую информацию. Когда человек без книги, газеты не может стакана чаю выпить или, пардон, пойти в туалет.

В нашем невероятно быстро меняющемся мире главное, чем может и должна озаботиться семья, — это дать своему ребенку максимально широкое образование. Можно утверждать, что без образования жить полноценно и наслаждаться достойными человека радостями невозможно. Однако образование требует большого и непрестанного труда. А потому едва ли не основная задача родителей, а затем и школы, — сформировать неутолимый всю жизнь голод на знания, получая при этом удовольствие от труда по его удовлетворению.

Жажда знаний должна быть вложена в душу, как в наше тело вложены жажда воды или голод. И это задача не только учителя, но в первую очередь родителей... Интернет революционно упрощает проблему доступа к информации, к знаниям, если, конечно, не использовать его только для простых развлечений.

— Вы говорили о книгах. Но книги есть разные...

— Да, разные. И потому мы хотим, чтобы достойных было больше. Фонд уделяет серьезное внимание издательской деятельности, ориентируясь на читателей любого возраста — от дошкольников до дипломированных специалистов. Стремимся охватить широкий тематический спектр, совмещая серьезную научную литературу с научно-популярной. Заходя на наш регулярно обновляемый сайт Элементы.Ру, каждый интересующийся может познакомиться с научным календарем и библиотекой Фонда, узнать о новостях науки, об издаваемых книгах и предстоящих конференциях. И задуматься над «детскими» вопросами. Почему магнит не притягивает органические вещества? Почему нельзя делить на ноль? Почему стекло бьется? Почему так приятно утром потягиваться или почему человек икает?

А в прошлом году с целью привлечь внимание к просветительскому, или, как раньше говорили, научно-популярному жанру, мы учредили премию «Просветитель». В первом конкурсе были отмечены книги «От догадки до истины» Андрея Мигдала, «Малыши и математика» Александра Звонкина, «Краткая история денег: Откуда они взялись? Как работают? Как изменятся в будущем?» Андрея Остальского, «Русский язык на грани нервного срыва» Максима Кронгауза, «Капитолийская волчица: Рим до цезарей» Михаила Гаспарова.

Обратите внимание: здесь представлены и научное мышление как таковое, и математика, и экономика, и лингвистика. А первой премии был удостоен двухтомник Марины Сванидзе «Исторические хроники с Николаем Сванидзе». Не случайно: очень важны книги, говорящие об историческом опыте нашего народа, о том, что наша беда—это невыученные уроки истории.

Семья и школа, 2009, март
Беседовал Матвей Хромченко

 
© 2002-2015
Фонд Дмитрия Зимина
«Династия»

Карта сайта RSS RSS
127006, Россия, Москва, 1 Тверская-Ямская, д. 2, стр. 1, 4 этаж, офис 400
Тел.: +7 (495) 969-28-83
Факс: +7 (495) 969-28-84
E-mail: contact@dynastyfdn.com
Как нас найти


25 мая 2015 года Фонд Дмитрия Зимина «Династия» внесен Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».