На главную

Создатель «ВымпелКома» Дмитрий Зимин:
«Несогласным был, наверное, Иисус Христос»

Создатель «ВымпелКома» Дмитрий Зимин, уйдя в 2001 году со всех постов в компании, основал фонд некоммерческих программ «Династия», который занимается поддержкой талантов и проектов в области естественных и общественных наук.
«Деловому Петербургу» Дмитрий Зимин рассказал о драйве и инакомыслящих.

«ДП»: Дмитрий Борисович, сейчас из телевизора рассказывают если не про жару, то обязательно про инновации и модернизацию. Как вы относитесь ко всем этим разговорам, как предприниматель и ученый? Это только разговоры или нет?

Дмитрий Зимин: В вышедшей пару лет назад блестящей книге Ахиезера, Клямкина и Яковенко «История России: конец или новое начало» введено понятие двух моделей модернизации — интенсивной и экстенсивной. Вторая подразумевает заимствование результатов без приобретения способности к самой модернизации. Это то, что делали Петр I и Сталин.

Примеров первой я не припомню, разве что реформы Александра II — Освободителя. Сейчас мы стоим перед историческим вызовом — применить интенсивную модернизацию или постепенно скатиться в разряд несостоявшихся стран.

Инноваторы — редкие люди, которые предпочитают жить в комфортной для себя среде, где царят свободы и созданы условия для добропорядочной конкуренции человеческих талантов. Быть успешной страной — значит занять достойное место в международной конкуренции за таланты, за тех очень немногих молодых людей, которые могут сыграть великую роль в науке и бизнесе. Инноваторы, как правило, нестандартно мыслящие люди, они инакомыслящие, они другие, они несогласные.

Инакомыслящим, несогласным был, наверное, Иисус Христос, распятый под улюлюканье тамошних местных.

Мне тут же вспомнилось одно старое стихотворение Евгения Евтушенко, где было такое четверостишие:
Дай бог слепцам глаза вернуть
И спины выпрямить горбатым.
Дай бог быть богом хоть чуть-чуть,
Но быть нельзя чуть-чуть распятым.

Без уважения к инакомыслящим трудно рассчитывать на успех запуска инноваций в стране. И я не очень понимаю, как могут сочетаться Зворыкинский проект на Селигере и натравливание тупой молодежи на Гарри Каспарова, одного из великих людей современности; призыв к ученым-эмигрантам возвращаться в Россию и дело Ходорковского. Причем все эти инициативы исходят примерно из одного центра.

«ДП»: Как вы думаете, почему в России отношение общества к бизнесу со временем не становится лучше?

Дмитрий Зимин: Если это действительно так, то это признак болезни общества. Болезни, которая сдуру подогревается властью. Вспомним хотя бы тиражируемые разговоры о «проклятых 90-х». Для меня и моих коллег эти годы, годы зарождения «ВымпелКома», были не проклятыми, а великими.

Или вот какой эпизод. Весной этого года московская власть решила заполнить одну вакансию на звание «Почетный гражданин Москвы». Я подумал тогда, что под разговоры о модернизации и инновации будут славить наших успешных бизнесменов-инноваторов, таких как Давид Ян (разработчик FineReader и электронных словарей Lingvo. — Ред.), Анатолий Карачинский (президент группы компаний IBS Group.), Евгений Касперский.

А кого же Московская городская Дума единогласно избрала почетным гражданином Москвы, кого назвала примером для подражания? Никогда не догадаетесь... Почетным гражданином великого города стал некий пожилой джентльмен, бывший член политбюро, а сейчас — лидер успешной кампании по борьбе с названием шашлычной, что напротив гостиницы «Советская», — «Антисоветская» (Владимир Долгих в 1982-1988 гг. был кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС.).

«ДП»: Как вам удалось в начале 1990-х гг. создать «ВымпелКом»?

Дмитрий Зимин: Из всей многоплановой истории создания «ВымпелКома», в которой были и счастливые случайности, отмечу главное. Нам удалось дважды получить от производителей сотовой аппаратуры практически ничем не обеспеченный товарный кредит на оборудование для создания первых сетей сотовой связи в Москве.

Как потом говорил один из поставщиков-кредиторов, основанием для такого кредита стал исходящий от нас энтузиазм, драйв (подогреваемый, наверное, полуголодным существованием основателей на одном из умирающих тогда предприятий ВПК) и вера (и наша, и поставщиков) в великое будущее великой страны, в которой происходят такие позитивные и фундаментальные изменения.

«ДП»: А как сейчас обстоят дела с драйвом и верой в светлое будущее нашей великой страны?

Дмитрий Зимин: Мне кажется, что много хуже. Впрочем, это отдельная большая тема, обсуждать которую я сейчас не хочу.

«ДП»: Можно сейчас в России с нуля, честно — без коррупционных связей — создать компанию с капитализацией от $1 млрд?

Дмитрий Зимин: Не знаю.

«ДП»: Как вы относитесь к призывам некоторых ученых-эмигрантов, среди которых такие звезды, как нобелевский лауреат Алексей Абрикосов, последовать их примеру и уезжать из страны?

Дмитрий Зимин: Без осуждения, но с горечью. Хотелось бы поднять привлекательность научной деятельности в стране. Собственно, этим и занимается мой фонд «Династия». При этом перед нашими грантополучателями не ставятся условия обязательного продолжения своей карьеры в России. Наша задача — помочь состояться умным, талантливым людям. Будет ли им далее комфортно жить и работать в стране, не нами определяется.

«ДП»: Вы начали заниматься бизнесом, когда вам было почти 60 лет. Тем самым вы разрушили стереотип, что у успеха есть возраст.

Дмитрий Зимин: Я начал заниматься бизнесом, когда развалился Советский Союз. Распался бы раньше — начал бы раньше. А вот в отставку я ушел и вообще перестал заниматься любым бизнесом, только благотворительностью, когда мне было под 70. Так что, ребята, все надо делать вовремя — и начинать и кончать.

Наталья Белогрудова
«Деловой Петербург», 2010, 4 августа

 
© 2002-2015
Фонд Дмитрия Зимина
«Династия»

Карта сайта RSS RSS
127006, Россия, Москва, 1 Тверская-Ямская, д. 2, стр. 1, 4 этаж, офис 400
Тел.: +7 (495) 969-28-83
Факс: +7 (495) 969-28-84
E-mail: contact@dynastyfdn.com
Как нас найти


25 мая 2015 года Фонд Дмитрия Зимина «Династия» внесен Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».